Кленовицкий Сергей
Санкт-Петербург

ОРМ проверочная закупка.

Подстрекательство к совершению преступления в связи с проведением ОРМ проверочная закупка.

Ни для кого не секрет, что большинство уголовных дел связанных с распространением наркотических средств, психотропных веществ, возбуждаются по факту оперативно-розыскного мероприятия проверочная закупка (ОРМ проверочная закупка). Это мероприятие предусмотрено в качестве основного по результату, которого принимается решение о возбуждении уголовного дела. Вместе с тем, исходя из реального положения дел в Российской Федерации большинство таких акций, проводиться не по результату достоверно полученных данных о противоправной (преступной деятельности) субъекта преступления, а по результату заявления, так называемого обеспокоенного гражданина, который желает изобличить малознакомое ему лицо в сбыте наркотиков. Как правило, такие сознательные граждане, сознательными вовсе не являются, а сотрудничают с ГУР (группой уголовного розыска) сами находясь под угрозой наказания или уже возбужденного в отношении них уловного дела связанного с обвинением в аналогичном преступлении.

Совершенно вопиющий факт заключается в следующем; в отношении непосредственно указанного лица проводиться «закупка» или он задерживается так сказать с поличным (наркотиком на кармане). После задержания ему предлагается на выбор, либо оперативники договариваются со следствием об избрании в отношении него, несомненно, мягкой меры пресечения по уже возбужденному в отношении него делу, либо, исходя из повышенной опасности совершенного им преступления следствие выйдет с ходатайством перед судом об избрании в отношении последнего меры пресечения в порядке ст. 108 УПК РФ в виде заключения под стражу.

 Выбор не велик и очевиден для гражданина, который, как правило, сам является наркозависимым. Проще ему предлагается «сдать» такого же наркозависимого органам следствия. При таких обстоятельствах уже последующее задержание лица при проведении еще одного ОРМ мотивируется поступившей информацией от осведомителя, т.е., информатора, что некто занимается на территории такого то района сбытом наркотических средств. Подобное решение, повторюсь (поскольку это стратегически важно), принимается лишь только на основании заявления по сути заинтересованного лица в исходе уголовного дела.

   В соответствии с Федеральным законом от 12.08.1995 № 144-ФЗ (ред. от 06.07.2016) "Об оперативно-розыскной деятельности" коим и должны руководствоваться оперативники задачами оперативно-розыскной деятельности являются выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших. Строго говоря, преступление должно уже выполняться в реальном времени, либо должны быть получены неопровержимые (безапелляционные) доказательства наступления общественно опасных последствий в связи с уже выполненным незаконным деянием.

Одного лишь заявления «информатора» для этого явно маловато. Однако в связи с правовой неопределенностью наличия достаточных оснований для принятия такого решения органами, осуществляющими ОРД, такая ситуация находиться в рамках правового поля и позволяет, прежде всего оперативным сотрудникам, не побоюсь этого слова спекулировать этим, чем нарушается дефиниция вышеуказанного закона «Об ОРД» - не допускается осуществление оперативно-розыскной деятельности для достижения целей и решения задач, не предусмотренных настоящим Федеральным законом (ст. 5 Закона).

Инициирование контрольной закупки происходит при следующих обстоятельствах, информатор, а по сути, наркозависимое лицо, имеющее связи в такой среде, звонит ничего не подозревающему приятелю и начинает склонять его, путем уговоров продать ему наркотик, так как он «болеет» и ему плохо. По сути самим же информатором выполняется объективная сторона другого преступления в виде подстрекательства к совершению преступления лица, которое до этого не проявляет преступных намерений.

В соответствии с разъяснениями Пленума от 15.06.2006 N 14 (ред. от 30.06.2015) "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами" сбытом наркотика признается любая его передача по смыслу гражданско-правовой сделки, будь то возмездная или безвозмездная сделка. Проще говоря, возможно пойти на такие уговоры, сжалившись над состоянием своего приятеля и не получить от этого никакой материальной выгоды, что будет квалифицированно как незаконный сбыт. Возвращаясь к проведению проверочной закупки исходя из вышеизложенного, в действиях закупщика (лица «добровольно» изъявившего согласие принимать в ней участие) – усматривается подстрекательство провокация к совершению преступления такого же как и он наркозависимого человека (ч. 5 ст. 33 УК РФ).

Сотрудники ГУР не могут быть привлечены к подобной уголовной ответственности – поскольку действуют опосредованно через своего информатора. Однако, несомненно, именно они и являются инициаторами подобного ОРМ. Вместе с тем в соответствии с той же ст. 5 закона «Об ОРД» оперативникам запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация); что ставит результаты подобного проведенного ОРМ в разряд – НЕДОПУСТИМЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, которые в свою очередь не могут быть положены в основу принимаемого судебного решения (приговору) по данному уголовному делу.

Конкретный пример, к сожалению уже кассационной жалобы на приговор суда;

Коллегия по уголовным делам Городского суда СПб.

Адвокат Кленовицкий Сергей Алексеевич, в защиту интересов … обвиняемого, в совершении преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 228, ч. 3 п. б ст. 228.1 УК РФ

Кассационная жалоба

На приговор Калининского районного суда СПб по уголовному делу … г.

16.12.16 г., Калининским районным судом Санкт-Петербурга в составе: председательствующего судьи … по результату рассмотрения в судебном заседании материалов уголовного дела … по обвинению … года рождения, уроженца Санкт-Петербурга, гражданина РФ, имеющего неоконченное высшее образование, женатого, детей не имеющего, работающего … в совершении преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 228, ч. 3 п. б ст. 228.1 УК РФ постановлен обвинительный приговор;

Признать подсудимого … виновным в совершении вышеуказанных преступлений ч. 2 ст. 228, ч. 3 п. б ст. 228.1 УК РФ и назначить ему наказание с применением ст. 64 УК РФ, соответственно;

- по ч. 2 ст. 228 УК РФ, в виде 2 лет лишения свободы без назначения дополнительных видов наказания

- по ч. 3 п. б ст. 228.1 УК РФ в виде 3 лет лишения свободы без назначения дополнительных видов наказания

По совокупности преступлений окончательное наказание назначить в виде 3 лет и 6 месяцев лишения свободы без назначения дополнительных видов наказания.

Соглашаясь с применением судом ст. 64 УК РФ в отношении подсудимого в виду наличия исключительных обстоятельств, несомненно, таковыми являются - молодой возраст подсудимого, обстоятельства беременности его законной супруги, привлечение … впервые к уголовной ответственности, защита не может согласиться с результатами проведенного ОРМ - проверочная закупка в отношении подсудимого сотрудниками ГУР 15 о/п Калининского района СПб 19.07.16 г. как полученным в соответствии с требованиями предъявляемые УПК РФ к настоящим доказательствам, что является существенным нарушением УПК РФ.

Результаты оперативно розыскной деятельности первоначально являются не доказательством, а материалом на основании, которого впоследствии органами предварительного следствия принимается решение о наличии достаточных оснований для привлечения лица к уголовной ответственности и возбуждении в отношении него уголовного дела. В судебном следствии такие материалы приобретают доказательственную силу лишь при наличии соответствия критериям - относимости, допустимости, достоверности предъявляемых к оценке доказательств по правилам ст. 88, 89 УПК РФ. Вместе с тем, исходя из вышеизложенного, притом, что судом, несомненно, дана правильная юридическая оценка обстоятельств дела, тем не менее, не были исследованы обстоятельства, указывающие на провокацию в совершении подсудимым преступления со стороны информатора оперативников гр. … как и субъективная составляющая инкриминируемого деяния.

Так согласно рапорту оперуполномоченного … около 23-50 ч. мин., вечера … фактически задерживается сотрудниками полиции, возле своего дома по адресу СПб, … на основании и по результату проведенного в отношении него оперативно-розыскного мероприятия проверочная закупка с участием гр. … (информатора оперативников), незаинтересованность которого в исходе дела вызывает обоснованные сомнения у защиты, в виду следующего;

Наличие лишь только одного заявления лица изъявившего желание изобличить малознакомого гражданина в сбыте наркотического средства (информатора) для проведения ОРМ проверочная закупка не является для этого достаточным основанием, поскольку наряду с законностью его проведения, подобное мероприятие должно быть обоснованным.

Как следует из судебного решения, суд первой инстанции, признавая, что сотрудники ГУР 15 о/п УМВД России по Калининскому району СПб действовали в рамках оперативно-розыскных мероприятий, проведенных в соответствии с Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности", оставил без внимания вышеизложенное обстоятельство, а именно то, что существенное значение имеет не только соблюдение законности при непосредственном проведении оперативно-розыскного мероприятия, но и его обоснованность.

В соответствии с ч. 3 ст. 1 УПК РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные данным Кодексом, то применяются правила международного договора.

Согласно п. 1 ст. 6 Конвенции от 4 ноября 1950 г. "О защите прав человека и основных свобод", ратифицированной Российской Федерацией (Федеральный закон N 54-ФЗ от 30 марта 1998 г.) каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основе закона.

В силу изложенного справедливость судебного разбирательства предполагает и справедливый способ получения доказательств по уголовному делу.

В соответствии с п. 4 ст. 6 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "проверочная закупка" предусмотрена в качестве одного из видов оперативно-розыскных мероприятий, проводимых при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.

Согласно ст. 7 указанного Закона основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются в том числе: наличие возбужденного уголовного дела; ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о: признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Как следует из однотипных допросов оперативников … оперативное мероприятие ОРМ проверочная закупка в отношении … 19.07.16 г., проводилось на основании якобы имевшейся у оперативных сотрудников информации о том, … занимается незаконным сбытом наркотических средств. Однако подобная информация была получена исключительно исходя из сведений представленных самим же лицом, изобличенным в сбыте - … который поясняет ситуацию таким образом, что всего лишь являлся посредником в приобретении наркотика в интересах другого лица участвовавшего в ОРМ (проверочная закупка в отношении последнего) того же числа, т.е., 19.07.16 г., что подтверждается следующими обстоятельствами установленными в судебном приговоре;

Так в результате задержания и последующем досмотре непосредственно самого П. 19.07.16 г. (первое ОРМ), у него было обнаружено и изъято по результату заключения химической судебной экспертизы вещество являющееся смесью психотропного вещества амфетамин в размере согласно Постановлению Правительства РФ от 01.10.2012 N 1002 относящемся к крупному. При этом Прудников заявляет, что и гашиш переданный Екимову и амфетамин который был обнаружен непосредственно у него, он (П) приобрел у малознакомого лица по имени Р., коим как впоследствии выяснилось, оказался … Из постановления о соединении уголовных дел (т.1 л.д. 161-163) явствует, что первоначально Р было предъявлено обвинение как в сбыте гашиша по результату ОРМ от 19.07.16 г., так и в сбыте психотропного вещества тому же П этим же днем, при неустановленных следствием обстоятельствах и времени. Стратегически возможно понять, что это же заявление П послужило поводом для принятия решения о проведении ОРМ в отношении Р.

Вместе с тем, оперативно-розыскные мероприятия могут быть проведены, а их результаты использованы при постановлении приговора, если соблюдены перечисленные в ст. 7 указанного Закона основания их проведения и если полученные результаты свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о совершении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния (время, место, способ совершения преступления) (п. 14 Постановления Пленума ВС РФ № 14 от 15.06.2006 г.).

Исходя из изложенного, суд совершенно обоснованно не соглашается с предъявленным обвинением Р.в незаконном сбыте психотропного вещества в крупном размере по ч. 4 п. г ст. 228.1 УК РФ, поскольку не доказаны обстоятельства совершения преступления, время место, способ его совершения, умысел подсудимого на сбыт, что противоречит правилам оценки доказательств предусмотренными ст. 73, 88 УПК РФ. В связи, с чем суд постановляет, что Р. подлежит оправданию по данному эпизоду. Однако из этого возможно сделать еще один не менее значимый вывод - мотивация такого сообщения о преступлении в отношении Р. П. является проявлением его сознательной позиции - избежать уголовной ответственности по предъявленному уже ему обвинению. В связи, с чем проведение ОРМ с участием последнего, при наличии таких обстоятельств установленных приговором суда (стр. 14 ,абз. 2) должно было происходить, по крайней мере, под постоянным контролем оперуполномоченных сотрудников, исключающим провокационную деятельность закупщика.

Вместе с тем по обстоятельствам проведения ОРМ в отношении Р. возможно констатировать следующее;

После принятия решения о проведении ОРМ, понятые, П и сотрудники полиции - … на автомашинах выехали к д…. в Санкт-Петербурге. Около 22 часов 45 минут 19.07.16 г. они находились у указанного дома. П вышел из салона автомашины и зашёл в парадную д…. в Санкт-Петербурге, отсутствовал примерно 3-5 минут, после чего П вышел из парадной и подошёл к автомашине, в которой находились сотрудники полиции и понятые, им он продемонстрировал кусок вещества и пояснил, что это наркотик, а Р, который его продал ему, вернулся к себе в квартиру.

 Таким образом, свидетели, которые утверждают, что находились на месте преступления, на самом деле, непосредственно сами это преступление не наблюдали, поскольку у них отсутствовала для этого реальная возможность визуального наблюдения (контроля) над действиями закупщика. Оперативные сотрудники, не выдвигаются вместе с закупщиком П на место предполагаемого преступления, возлагая по неизвестным защите соображениям, проведение ОРМ на лицо которое в принципе им может только помогать. Самой сделки (передачи наркотического средства) никто не наблюдает. При этом закупщик, через какое-то время выходит из подъезда, где он был предоставлен самому себе и сообщает, а вернее демонстрирует фрагмент кого-то вещества, которое он якобы приобрел у малознакомого Р.

В соответствии с толкованиями Пленума ВС РФ от 15.06.2006 № 14 п. 13 - под незаконным сбытом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, следует понимать незаконную деятельность лица, направленную на их возмездную либо безвозмездную реализацию (продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы и т.д.) другому лицу (далее - приобретателю).

При этом сама реализация определяется – передачей - лицом реализуемых средств, приобретателю, которую исходя из вышеизложенного никто из свидетелей обвинения не наблюдал, что ставит под обоснованное сомнение сам факт проведенной сделки.

 Вместе с тем, выпадение закупщика из под визуального контроля оперативников не только не обеспечивало надлежащего проведения ОРМ, но и не исключало провокацию последнего в совершении преступления Р. В данном случае ввиду его явной зависимости от оперативников последний мог просто инициировать так называемую сделку, хотя в реальности её могло и не быть, что подтверждается следующими обстоятельствами;

Так по факту личного досмотра Р. (т.1 л.д. 20-23) последний поясняет, что у него при себе имеются денежные средства в размере 2000 руб., которые он получил от знакомого по имени П за проданный ему наркотик гашиш и наркотик амфетамин. Вместе с тем как установлено приговором суда подсудимый не причастен к совершению преступления по ч. 4 п. г ст. 228.1 УК РФ сбыт наркотического средства амфетамина в крупном размере П. Из этого следует, что денежные средства, которые ему якобы передал П. Р. в счет покупки амфетамина, и которые отражены в протоколе досмотра от 19.07.16 г., не могут быть идентифицированы на предмет его причастности к преступлению, что ставит протокол личного досмотра подсудимого в разряд доказательств – недопустимых.

  Тем не менее, именно по факту изъятия денежных средств (купюр исследованных ранее в порядке ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности») следствием было принято решение о возбуждении уголовного дела в отношении подсудимого.

  В силу ст. 75 УПК РФ - доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

Возвращаясь к обстоятельствам обоснованности проведения оперативных мероприятий в отношении подсудимого, в контексте правовой позиции, сформулированной Европейским Судом, любая предварительная информация, касающаяся существующего намерения совершить преступление, должна быть проверяема (Постановления Европейского Суда "Ваньян против Российской Федерации" § 49, "Худобин против Российской Федерации" § 134). Таким образом, оперативными сотрудниками должны быть предоставлены безапелляционные сведения о наличии такой информации полученной ранее оперативным путем.

Наличие такой информации для проведения проверочной закупки и представление ее органам следствия и суду, также предусмотрено и п. 21 Инструкции, утвержденной совместным приказом МВД России, ФСБ России, ФСИН России, ФСКН России и др. от 17.04.2007 "Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд".

Вместе с тем, признавая Р виновным в незаконном сбыте наркотических средств 19.07.16 г., суд не принял во внимание, что в имеющихся материалах оперативно-розыскной деятельности, в том числе и в рапортах сотрудников ОВД, отсутствуют конкретные сведения о том, что Р. занимается сбытом наркотических средств или готовится к нему. Указанная информация не отражала подробностей предполагаемой противоправной деятельности Р., не была подтверждена результатами наблюдения за Р., контролем его переговоров, то есть способами, позволяющими убедиться в наличии умысла на сбыт наркотических средств, сформированного независимо от действий сотрудников правоохранительных органов.

Не могут свидетельствовать о наличии сведений о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния и показания сотрудников уголовного розыска которые при допросе в качестве свидетелей показали, что 19.07.16 П. принял участие в проверочной закупке у малознакомого ему гр. Р., добровольно написав при этом заявление, изобличающее последнего. При этом как явствует из показаний оперативников и закупщика отсутствуют доказательства, что сделка была заранее оговорена последним, поскольку отсутствует информация о заранее достигнутой договоренности. П. ее сообщает сотрудникам и почему то понятым (т.1 л.д. 77), только когда прибывает в 15 о/п. Калининского района СПб (т.е., проведение ОРМ уже началось и только после этого оперативники узнают, кто же именно, по мнению информатора, занимается сбытом, именно в такой последовательности развиваются события связанные с его проведением).

 Таким образом, возможно, определенно утверждать, что информация, на основании которой было принято решение о проведении ОРМ проверочная закупка в отношении Р., не только не была получена ранее оперативным путем, но и основывалась на простых утверждениях наркозависимого лица, задержанного днем ранее (18.07.16 г.), за незаконный сбыт наркотических средств. Изложенные факты указывают о побуждении и провокации в совершении преступления лица до этого не обнаруживающего преступных намерений – Р., как со стороны сотрудников уголовного розыска, так и со стороны непосредственно П., который, несомненно, являлся инициатором этого. Кроме этого, как следует из материалов дела, мотивом заявления П послужило вовсе не желание в изобличении малознакомого лица по имени Р. в сбыте наркотиков, а желание ОБЛЕГЧИТЬ СВОЮ УЧАСТЬ в связи с уже возбужденным в отношении него уголовным преследованием по аналогичному преступлению, что явствует из допросов оперативников; …

При таких обстоятельствах явки П в ГУР 15 о/п Калининского района СПб последний был заинтересован в исходе уголовного дела, не только в отношении себя, но и в отношении Р. в виду следующего;

В отношении П - лица уже изобличенного в сбыте и незаконном хранении наркотических средств в крупном размере, и обвиняемого в совершении аналогичного преступления, за день до закупки следствием избирается несоразмерно мягкая, исходя из тяжести первоначально предъявленного обвинения, мера - в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Что и объясняет его беспрепятственную явку на следующий день после совершенного преступления в отдел полиции, как и небескорыстный характер оказания помощи, оперативным сотрудникам. Желание облегчить свою участь в виду сопричастности к преступлению путем заключения сделки со следствием в порядке заключения досудебного сотрудничества и стать информатором оперативников ГУР, в данном случае имеют разный правовой оттенок, поскольку информация о преступной деятельности кого-либо на момент проведения ОРМ должна исходить от незаинтересованного (частного) лица.

Приговором Калининского районного суда СПб от … П признан виновным в совершении преступлений предусмотренных ч. 1ст. 228.1, ч. 2 ст. 228 УК РФ. Дата поступления уголовного дела в суд 31.08.16 г., не оставляет сомнений, в том что инкриминируемые деяния совершенны им 19.07.16 г.

Следует отметить обстоятельства непосредственного задержания Р. Со слов П., после якобы проведенной сделки, Р удаляется к себе в квартиру. При этом, как указано выше, с поличным по неизвестным причинам он (Р) не задерживается. П. выходит из подъезда и предъявляет сотрудникам и понятым кусок гашиша. После таких весомых доказательств, принимается решение ждать подозреваемого, пока он не выйдет из подъезда. Оперативное решение, принятое профессиональными сотрудниками уголовного розыска, мягко говоря «не внятное», а вернее не совсем логичное, поскольку закупщик выходит из подъезда уже около 11 часов вечера 19.07.16 г., далее проходит не менее часа ожидания, но Р так и не выходит из подъезда. При таких обстоятельствах учитывая позднее время, Р мог, скорее всего, никуда и не выходить, а просто лечь спать у себя дома. Вместе с тем из пояснений оперативников … следует, что после того как П выходит из подъезда и сообщает им о проведенной сделке они поднимаются на лестничный пролет расположенный выше квартиры … где живет Р. Спустя час около 23-45 в подъезде появляется молодая пара, поднимается на уровень третьего этажа, один из молодых людей кому-то звонит. Возле подъезда, также останавливается неизвестная девушка, которая явно ждала кого-то. Через 2-3 мин. из вышеуказанной квартиры выходит молодой человек по приметам похожий на предполагаемого сбытчика. Происходит задержание всех четверых молодых людей. При этом согласно рапортам о задержании (т.1 л.д. 29,33,38) они все проходят как подозреваемые в незаконном сбыте наркотических средств. Изложенные обстоятельства указывают на следующее;

1. Задержание Р. происходит не в результате тщательно спланированной акции, коей и должно являться проведение оперативно-розысконого мероприятия – проверочная закупка, а в результате случайного стечения обстоятельств, неизбежность наступления которых остается под вопросом (эти обстоятельства могли наступить, а могли и нет).

2. Приобщенные в качестве вещественного доказательства купюры которые были обнаружены у Р. в результате его личного досмотра и которые должны подтверждать его причастность к сделке – не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам уголовным законом, поскольку их невозможно отнести к тем деньгам, которые П отдал Р за приобретенный амфетамин (именно такое доказательственное значение они имеют по делу).

3. Оперативники не наблюдали непосредственной передачи наркотика от одного лица к другому, поскольку не контролировали своего закупщика и не находились на месте сделки, что исключает наличие прямых доказательств сбыта наркотического средства подсудимым.

4. Фактические обстоятельства обращения информатора П в полицию указывают на совершение провокации последним (подстрекательстве в совершении преступления по ч. 4 ст. 33 УК РФ в отношении Р.), поскольку - не установлен факт предварительной договоренности о сделке (информатор приходит в отдел полиции и просто сообщает об этом) – изначально отсутствует информация, полученная ранее оперативным путем в отношении преступной деятельности Р., т.е., решение о проведении ОРМ принимается не на основе достоверно установленных данных, а на основании простого заявления наркозависимого лица, уличенного в сбыте наркотиков за день до этого, и в отношении которого по данному факту возбуждено уголовное дело, что побуждает последнего пойти на сотрудничество со следствием путем создания искусственных условий преступления.

5. Из показаний информатора оперативников (свидетеля П) следует только тот факт, что именно его обращение к Р., путем постоянных уговоров, который сообщил о своем желании срочно приобрести наркотическое средство, так как он является наркозависимым лицом и в настоящее время "болеет" побудило осужденного согласиться продать ему наркотик.

При этом каких-либо сведений о том, что Р., являясь лицом, употребляющим наркотики (результаты медицинского освидетельствования т.1 л.д. 24), ранее занимался сбытом наркотических средств или готовился к сбыту, имея при себе наркотическое средство, материалами дела не подтверждается. Более того опровергается вступившим в законную силу приговором суда, в части оправдания подсудимого по обвинению в незаконном сбыте психотропного вещества в крупном размере. Такие сведения отсутствовали и на момент принятия решения о проведении ОРМ сотрудникам ГУР, чем не соблюдается требование пассивности поведения сотрудников органов уголовного розыска. В данном случае пассивность поведения означает, что в органы уголовного преследования обращается частное лицо (незнакомое оперативникам), а не то которое уже каким-либо образом (гласно и негласно) сотрудничает с полицией, что противоречит вышеизложенным доводам.

Кроме этого, при отсутствии объективных подозрений, как и достоверных сведений о том, что Р., был вовлечен в преступную деятельность и существует высокая вероятность совершения им преступления, сами основания принятия таких решений о проведении ОРМ, как в отношении П., а затем и Р., в отличие от задач ОРД отличаются плохо скрываемым, а скорее откровенно неприкрытым «конвейерным» характером. Поскольку при их проведении неоднократно привлекаются одни и те же понятые, которые по своему процессуальному положению только отдаленно напоминают лиц не заинтересованных в исходе уголовного дела.

Так участие в проверочных закупках (19.07.16 г.) в таком качестве принимают некие гражданине - …, по роду своей деятельности скорее похожие на штатных сотрудников ОВД, чем на безработных (согласно их анкетным данным). Участвуют указанные лица в ОРМ 19.07.16 г., дважды и на протяжении всего дня, начиная с его первой половины; в отношении – П., и заканчивая поздним вечером в отношении – Р., начиная с 21-40 ч. мин., того же числа (т.1 л.д. 130-132, 114-116, 191,193). Досмотр задержанных лиц (П.Р.) с участием тех же понятых после проведения ОРМ заканчивается далеко за полночь 20.07.16 г. (т.1 л.д. 20-23). Учитывая круглосуточный характер оказания правовой помощи сотрудникам ГУР 15 о/п Калининского района СПб, такими понятыми, с их незаинтересованностью в исходе уголовного дела согласиться достаточно затруднительно.

Возвращаясь к субъективной стороне преступления инкриминируемого подсудимому по ч. 3 п. б ст. 228.1 УК РФ, оценивая ее, защита приходит к выводу, что у последнего отсутствовал умысел на сбыт наркотического средства гр. П. При этом, необходимость установления субъективной стороны вытекает из положений ст. 5 УК РФ об ответственности только за те действия (бездействие), в отношении которых установлена вина лица и о запрете объективного вменения, т.е. уголовной ответственности за невиновное причинение вреда, что судом сделано не было.

Таким образом, исходя из альтернативного варианта защиты, принимая доказанным факт надлежащего проведения ОРМ в отношении подсудимого, возможно, говорить о пособничестве подсудимого Р. в приобретении наркотического средства в интересах П. что квалифицируется по ч. 5 ст. 33 УК РФ, как ч. 1 ст. 228 УК РФ - незаконное хранение наркотического средства - гашиш в значительном размере.

Вместе с тем, исходя из изложенных обстоятельств, неустраненные сомнения в провокации в совершении преступления подсудимым со стороны информатора П., как и оперативных сотрудников, позволяют утверждать что Р. – не причастен к совершению преступления предусмотренному ч. 3 п. б ст. 228.1 УК РФ - сбыту наркотического средства в значительном размере, в результате проведенного ОРМ проверочная закупка 19.07.16 г.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 401.2, 401.15 УПК РФ

Прошу суд;

Приговор Калининского районного суда СПб от … постановленного в отношении подсудимого Р. по ч. 3 п. б ст. 228.1 УК РФ – отменить.


 

     


dropcaretfooter_mailfooter_phonem_cm_fm_mm_tpwd-hidepwd-shows_bkmks_pubss_quests_srchs_statyandex_money